THE PHENOMENON OF ART IN THE PHILOSOPHICAL CONCEPT OF G.V. PLEKHANOV

 

Nikita Kulak

Postgraduate student, Belarusian State University, Faculty of Philosophy and Social Sciences, Department of Philosophy of Culture,

Belarus, Minsk

 

АННОТАЦИЯ

В статье анализируется отношение Г.В. Плеханова к феномену искусства,  исследуется значение творчества мыслителя в  развитии марксистской эстетики и степень ее влияния на формирование историко-философской концепции русского философа.

ABSTRACT

The article analyzes the attitude of G.V. Plekhanov to the phenomenon of art, the significance of the thinker's creativity in the development of Marxist aesthetics and the degree of its influence on the formation of the historical and philosophical concept of the Russian philosopher are investigated.

 

Ключевые слова: Г.В. Плеханов, искусство, марксистская эстетика.

Keywords: G.V. Plekhanov, art, marxist aesthetics.

 

Введение. В истории русской и западноевропейской философской мысли, Г.В. Плеханов известен не только как апологет философии Маркса-Энгельса, но и как литературный критик. Значение и влияние Г.В. Плеханова на искусство велико и связано с вопросами эстетики, литературоведения, истории искусств. Философско-литературные идеи русского мыслителя вытекают из теории материалистического объяснения истории, исходные принципы которой использованы при анализе специфического характера и природы искусства.

Главная исследовательская задача Г.В. Плеханова в области эстетики – обосновать марксистское понимание искусства и литературы.

Материалы и методы. В данном исследовании были проанализированы взгляды Г.В. Плеханова на проблематику эстетического. Использован метод компаративистики. Показана степень влияния русских и западноевропейских философско-литературных систем на эстетическую теорию мыслителя, что позволило выявить роль и место литературы и искусства в историко-философской концепции Г.В. Плеханова.

Результаты и обсуждение. Исследования Г.В. Плеханова по вопросам происхождения, назначения, форме, общественной роли и развитии искусства, формировались на основании данных многих эпох и стран. Наиболее плодотворное изучение происходило сквозь призму эстетических взглядов ключевых представителей русской революционной демократии, Н.Г. Чернышевского и В.Г. Белинского. Процесс обращения Г.В. Плеханова в эстетическую плоскость,  ярко проявился и в полемике с  Л.Н. Толстым.

Первой литературно-критической работой Г.В. Плеханова, в которой он начал использовать марксистский философско-категориальный аппарат, является статья о Г.И. Успенском (1888), далее о С. Каронине (1890), П.Я. Чаадаеве (1895), А.Л. Волынском (1897), Н.И. Наумове (1897) и др. Анализу подвергается и широко используется в области эстетики Г.В. Плеханова творчество И. Тэна, Ш. Сент-Бева, Ф. Брюнетьера,  Г. Лансона, Г. Флобера, Г. Любке. Работы данных персоналий привлекали Г.В. Плеханова прежде всего идеями о развитии истории искусств, взаимосвязи и взаимовлиянии искусства и общества, единством искусства и социальной революции.

Выводы.

Способ мышления Г.В. Плеханова отличался от способа мышления его предшественников и современников огромным историческим чутьем, являвшемся основой его эстетических предпочтений. Однако философско-литературное наследие теоретика русского марксизма все еще не нашло достойной оценки. Причинами могли служить такие обстоятельства, как крайне абстрактная и материалистическая форма его идей, влияние вульгарного социологизма и одностороннее освещение его эстетического творчества. В многочисленных произведениях посвященных анализу искусствоведческой проблематики, таких, как «Конспект лекций об искусстве», «Пролетарское движение и буржуазное искусство», «Искусство и общественная жизнь» и др., красной нитью проходит критическое осмысление исторического процесса, что позволило положить начало марксистской эстетике и литературной критике в России.

«Я глубоко убежден, что отныне критика (точнее научная теория эстетики) в состоянии будет подвигаться вперед, лишь опираясь на материалистическое понимание истории» - пишет Г.В. Плеханов [1, с. 312]. Характер эстетической системы Г.В. Плеханова формировался на базе народнической беллетристики, их творчество мыслитель считал особым этапом в развитии русского реализма. В частности, реализм народнического повествования, по мнению Г.В. Плеханова, - проникнут глубоким философским содержанием. Особым интересом пользовалось у философа романтическое искусство, лучшим временем, для существования которого Г.В. Плеханов считал период правления Луи-Филиппа. В это время романтики выражали свои социальные и политические убеждения не только через художественную плоскость, но и своим внешним видом. В данном ключе русский мыслитель обращается к Т. Готье, делая акцент на его красном жилете, который «…приводил в ужас порядочных людей» и приводит его собственные слова: «Готье говорит: «Тогда в романтической школе господствовала мода иметь, по возможности, бледный, даже зеленый, чуть не трупный цвет лица. Это придавало человеку роковой, байронический вид, свидетельствовало о том, что он мучится страстями и терзается угрызениями совести, делало его интересным в глазах женщин» [2, с. 696]. Отсюда следует, что народническое и романтическое художественное пространство (включающее в себя не только художественные, изобразительные, но и внешние атрибуты и приемы), является важным компонентом в формировании общественного сознания. Чувственное сознание, образованное совокупностью указанных эстетических элементов стало одной из предпосылок становления марксистского искусства и формирования марксистского мировоззрения в России.

В одной из своих работ, Г.В. Плеханов выступает против безыдейности в искусстве. Связано это с прибытием на шестую литературно-художественную выставку в Венеции, которая его разочаровала. Удивила его русская живопись, которая была представлена лишь несколькими картинами С.Н Южанина, В.В. Верещагина и Н. Шаттенштейна. В других отделах также не было разнообразия кроме итальянcкого. Как он позже напишет: «Это – невольный протест художников против безыдейности». Отголоски подобного протеста, Г.В. Плеханов видел в литературных произведениях Г. Ибсена и Г. Гауптмана, на картинах Ч. Тооропа и Ф. Годлера. Данное обстоятельство поспособствовало сформулировать призыв: «Осмыслите этот протест, и вы неизбежно вернетесь к той самой идейности, против которой вы восставали» [3, с. 438].

Г.В. Плеханов, как выдающийся мыслитель, реагировавший на все тенденции своего времени, считал искусство явлением, способным дать достоверную оценку условиям общественной жизни. «Еще в конце двадцатых годов считалось очевидным, что из марксистских авторитетов в области искусства на первом месте стоит Плеханов. Существовал даже термин «плехановская ортодоксия» [4, с. 11]. А.В. Луначарский в докладе «Г.В. Плеханов как искусствовед и литературный критик», которая впервые была опубликована в журнале «Литературный критик» (1935, №7, с. 21-26) отмечает, что «не преувеличивая, можно сказать, что основа марксистского искусствоведения дана именно Плехановым. В самом деле, у Маркса и Энгельса есть лишь небольшое количество разбросанных замечаний: прямой цели указать на способы применения великих принципов диалектического материализма в области искусства они не имели».

Внимание Г.В. Плеханова к искусству закономерный процесс, поскольку в его художественных образах выражена трудовая деятельность человека. В данном контексте он полемизировал со Г. Спенсером, придя к выводу, что на ранних этапах развития человеческого общества искусство, было обусловлено трудовой деятельностью. Искусство и литература составили важный этап в процессе разработки историко-философской концепции Г.В. Плеханова. Мыслитель часто выступал с резкой критикой противников изобразительного искусства и считал его одной из форм отражения действительности, важной частью общественного бытия. «Задача искусства заключается в изображении всего того, что интересует человека, и живопись вовсе не составляет исключения из общего правила» [3, с. 445].

Г.В. Плеханов не просто исследователь искусства с позиций марксистских постулатов, он является настоящим ценителем, в частности, особое место в его эстетических предпочтениях занимают изыскания деятелей итальянского ренессанса. «Чтобы с успехом идти по следам Микель-Анджело, надо уметь мыслить и чувствовать так, как мыслил и чувствовал великий флорентинец; надо уметь страдать страданиями окружающего общества, как страдал ими он, написавший от имени своей знаменитой статуи «Ночь» известное четверостишие:

Grato m'è il sonno, e più l'esser di sasso:

Mentre che'l danno e la vergogna dura,

Non veder, non sentir m'è gran ventura;

Però, non mi destar! deh, parla basso!

Эта поэма есть нечто вроде некрасовского стихотворения, приглашающего читателя пожелать добрый ночи тому, кто все терпит во имя Христа и …

Чьи работают грубые руки,

Предоставив почтительно нам

Погружать в искусства, науки

Предаваться мечтам и страстям» [3, с. 454-455]

 

Для Г.В. Плеханова искусство (включая литературный компонент) - это особый идейный элемент в борьбе за общечеловеческие ценности с позиций материалистического объяснения истории. Г.В. Плеханов, как наследник революционной энергии Маркса-Энгельса, своим творчеством способствовал увеличению уровня марксисткой литературы и эстетики. Философская концепция мыслителя – критический ответ на общественно-политические вопросы своего времени, охватывающий всю область деятельности людей в социальном пространстве.

 

Список литературы:

  1. Плеханов, Г.В. Письма без адреса [1899-1900 гг.] / Г.В. Плеханов // Избранные философские произведения. Москва: Издательство социально-экономической литературы, 1958. - Том 5. - С. 282-392.
  2. Плеханов, Г.В. Искусство и общественная жизнь [1912-1913 гг.] / Г.В. Плеханов // Избранные философские произведения. Москва: Издательство социально-экономической литературы, 1958. - Том 5. - С. 686-750.
  3. Плеханов, Г.В. Пролетарское движение и буржуазное искусство [1905 г.] / Г.В. Плеханов // Избранные философские произведения. Москва: Издательство социально-экономической литературы, 1958. - Том 5. - С. 435-457.
  4. Об искусстве. В 2-х т. Т.1 / Вступ. Статья М. Лифшица; Коммент. Г. Фридлендера. – 4-е изд., доп. – Искусство, 1983. – 605 с.