CONSIDERATION OF SEMANTIC TRANSFORMATIONS OF THE TERM "LEADER" IN HISTORICAL DOCUMENTS USING LINGUISTIC ANTHROPOLOGY

 

Ruslana Marockina

M.ED, Kazan (Volga Region) Federal University,

Russia, Kazan

 

АННОТАЦИЯ

Статья рассматривает смысловую трансформацию термина «вождь» на протяжении пяти десятилетий ХХ века. Статья затрагивает междисциплинарное поле лингвистической антропологии и истории. Термин «вождь» бесспорно являлся одним из наиболее актуальных терминов в СССР, что позволяет использовать богатый источниковедческий материал для его изучения. Возможность людей проследить за сменой политических настроений в стране отразилась в лексике языка, сохранившейся в исторических документах. Автор статьи даёт несколько трактовок значению термина «вождь», обозначенных в отечественных толковых словарях, и, приводя примеры из истории, объясняет причины смысловой трансформации данного термина в периоды с 1917 по 60-е гг. прошлого столетия.

ABSTRACT

The article considers the semantic transformation of the term “leader” over the course of five decades of the twentieth century. The article touches on the interdisciplinary field of linguistic anthropology and history. The term "leader" was undoubtedly one of the most relevant terms in the USSR, which allows the use of rich source material to study it. The ability of people to follow the change in political sentiments in the country reflected in the vocabulary of the language, preserved in historical documents. The author of the article gives several interpretations of the meaning of the term “leader”, indicated in the domestic explanatory dictionaries, and, citing examples from history, explains the reasons for the semantic transformation of this term in the periods from 1917 to the 60s. ХХ century.

 

Ключевые слова: лингвистическая антропология, общественно-политический термин, смысловая трансформация термина «вождь», В. Ленин, И. Сталин, Н. Хрущёв.

Keywords: linguistic anthropology, socio-political term, semantic transformation of the term “leader”, V. Lenin, I. Stalin, N. Khrushchev.

 

Антропологическая лингвистика - относительно новая дисциплина, ее возникновение было провозглашено в «Белостокском манифесте» подписанном в 2004 году. Толчком к появлению обширного ряда гуманитарных дисциплин начиная с середины прошлого века, послужило обстоятельство пересмотра основного концепта на предмет изучения истории, языкознания, культурологии и других гуманитарных наук. Ученые стали изучать человека, с позиции главного творца материальных и духовных ценностей, следовательно, с подачи человека формировались культурно-ценностные убеждения и артефакты. Являясь созидателем, человек своей мыслительной деятельностью и физическими действиями конструировал социальную среду. Дж. Гринберг в своей книге «Антропологическая лингвистика. Вводный курс» считает орудие труда и речь – главными и предварительно необходимыми условиями для появления всех остальных аспектов культурного наследия. [2, с. 8]

Значимость изучения лингвистической антропологии продиктована быстрым устареванием и смысловой трансформацией лексических единиц. При охвате прошлого столетия видно, насколько сильно ускорились процессы лексической трансформации слов. Безусловно это связано с внешнеполитическими процессами. Учащённое развитие научно-технических отраслей, характерное для ХХ века, привело к активному росту новых лексических единиц, в связи в этим обстоятельством появились предпосылки для возникновения и активного изучения антропологической лингвистики. Стоит отметить существенный вклад в развитие данной дисциплины ученых Дж. Гринберга и Г. Хоера [7, с. 9 - 29].

Изучение антропологической лингвистики в контексте применения ее концептов для рассмотрения выборочных терминов в исторических документах позволяет расширить спектр знаний в данной области.

Трансформация смыслового значения термина «вождь» будет исследоваться в контексте нескольких десятилетий. Слово «вождь» относится к общественно-политическим терминам. Анализ терминологической трансформации внутри ограниченного временного отрезка, в данном случае пяти десятилетий, позволит провести науковедческое исследование, отразив взаимодействие языка с условиями развития научной мысли и исторических реалий.

При обращении к русским толковым словарям видно, что в устоявшемся понимании термин «вождь» имеет несколько значений: первое из которых отсылает нас к периоду родоплеменных отношений, дословно звучит как «предводитель племени» [3, с.75]; второе же «общепризнанный идейный, политический руководитель». Аналогичная трактовка даётся в словаре С.О. Ожегова.  В данном исследовании термин «вождь» будет рассматриваться во втором значении.

Для рассмотрения смысловой трансформации термина «вождь» была произведена выборка исторических документов по пяти десятилетиям: начиная с 1917 года и вплоть до середины 1960-х гг. Данный отрезок на ленте времени выбран не случайно, начиная с 1917 года наша страна отошла от привычного для себя пути развития, и укрепившиеся после гражданской войны политические силы формировали образ великих вождей коммунизма, что требовалось для укрепления политической власти и формирования в сознании народных масс неизменных лидеров, бесспорных эталонов для подражания. Из чего следует необходимость уделить внимание историческим процессам и политическим лидерам: В.И. Ленину, И.В. Сталину, Н.С. Хрущёву. Именно первый секретарь ЦК КПСС Никита Сергеевич замыкает в нашем исследовании рассмотрение трансформации термина вождь, что связанно с ключевых событием – ХХ съездом Коммунистической партии Советского Союза, как решающем официальным событии, на котором культ личности и вождизм были осуждены.

«Политика – это история, опрокинутая в прошлое» [6, с.443], писал Покровский, чьё высказывание отражает связь политики с историей, и политизированность исторической науки. Помимо того нельзя игнорировать сигнал времени, который диктует современникам необходимость подстраиваться под общепринятые общественно-политические тенденции. Отсюда, исследуя общественно-политический термин «вождь», мы сталкиваемся с разительно-противоположными трактовками значения одного и того же слова, в зависимости от рассматриваемого десятилетия.

Период гражданской войны с 1917 по 1921 гг. в России отличался нестабильной политической обстановкой, существовали различные взгляды на дальнейшие пути развития нашей страны. Как пишет А.В. Головко, составитель справочника по истории, про начало 1920-х гг.: «в России существовали три крупные социальные силы: поддерживающие советскую власть, противостоящие ей и колеблющиеся» [1, с. 144] Главный сторонник и идеолог советской власти в России - В. Ленин, помимо политической жизни вёл активную публицистическую деятельность. Народные массы, уставшие от бездеятельности и неумелой политики императора Николая II, охотно восприняли декреты В. Ленина 1917 года, а последующая сумятица гражданской войны, когда власть переходила из рук в руки, в большинстве своём, позволили окрепнуть его авторитету среди народа. Популярность Ленина в начале 1920-х годов сделала его лидерство бесспорным.  Именно его декреты, теоретические работы, прокламации, газетные статьи, литературная критика, полемика являют собой источники содержащие сведения с позиции современника на события гражданской войны и политической обстановки в стране. Не смотря на безусловное влияние и авторитет среди соратников, В. Ленин не отождествлял себя с вождём и не возносил себя в культ личности, равно, как и К. Маркс, отмечавший: «из неприязни ко всякому культу личности я во время существования Интернационала никогда не допускал до огласки многочисленные обращения, в которых признавались мои заслуги» [5, с.12]. В вышеупомянутом высказывании, через «культ личности» дано первое описательное представление вождизму, который в словаре С. Ожегова определяется, как «политика и практика возведения кого-либо в ранг неприкасаемого и непогрешимого руководителя – вождя» [4, с.147]. Знакомство с Полным собранием сочинений В.И. Ленина дало возможность выявить в 35 томе трудов неоднократное употребление термина «вождь». Данный термин встречается исключительно в отрицательном контексте, носит уличающий характер и применяется в адрес идейных врагов. Владимир Ильич пишет: «вождь оппортунизма, Бронштейн, уже снискал себе печальную славу обвинением марксизма в бланкизме» [8, с. 33]. Очевидно стремление Ленина разграничить собственные политическое мировоззрение от отличных ему. Лев Троцкий обвиняется в следовании ошибочным взглядам с применением обманных путей – посягательством на сравнение марксизма с бланкизмом. В данном контексте словосочетание «вождь оппортунизма» носит уничижительный характер, и выражает приверженность личности ложным политическим взглядам. Или радиограмме, озаглавленной «Всем, всем»: «…вождь казаков Дутов разбит и бежал», здесь термин «вождь» затрагивает свои первоначальные смыслы, сравнивая казака Дутова с неким подобием предводителя племени; атаманом [1].

Однако не все и не всегда устанавливали тождество между терминами «культ личности» и «вождизм». Первый Секретарь ЦК КПСС Н.С. Хрущёв, спустя более 30 лет после смерти Владимира Ильича, в феврале 1956 года, на ХХ съезде произнес речь, в корой термин «вождь» рассматривался в положительном контексте, а «культ личности» напротив, в отрицательном: «придавая большое значение роли вожаков и организаторов масс, Ленин, между тем беспощадно бичевал всякое проявление культа личности» [5, с.12].

Переходя к более позднему периоду, 30-м и 40-м гг. ХХ века видно, что смысловое значение термина «вождь» изменилось. Буквально за одно десятилетие понимание слова «вождь» приобрело иные смыслы. Здесь исчезает уничижительно-отрицательный подтекст, данный термин перестаёт употребляться в адрес идейных оппонентов. Напротив, термин «вождь» приобретает явно положительный смысл. «Вождем» начинают называть личность, обладающую явными лидерскими качествами, имеющую авторитет и уважение в обществе. Сегодня принято ассоциировать Секретаря ЦК ВКП(б) И.В. Сталина как «вождя», во многом это обстоятельство связано с усилением влияния И. Сталина начавшееся в 1930-х годах за счет его лидерства на каждом этапе внутриполитической борьбы. Во многом позиция «вождя» утвердилась за Сталиным по мере соотношения  его имени с победой в ВОВ в 1945 г. Однако первое сравнение И. Сталина с «вождём» было озвучено в 1934 году.  При этом нельзя сказать, что «звание» вождя было официальным, в Конституции 1936 года отсутствуют упоминания о государственной должности «вождя»; устав ВКП(б) также не предусматривал должность «вождя». Выходит, олицетворение Сталина с вождем народа носило номинальный характер. Однако в искусстве, сравнения Иосифа Виссарионовича с «вождём народов» бесспорно были. Характерное для соцреализма, возвеличивание марксистских идеалов, отражение в литературе и искусстве борьбу за создание внеклассового общества, изображение Сталина в образе «вождя народов», того кто непоколебимо стоит за строительство нового общества, личностью чьи идейные идеалы стоят превыше частных нужд.

Спустя несколько лет после смерти Иосифа Сталина в марте 1953 года ситуация кардинально изменится.  На ХХ съезде ЦК КПСС новый лидер – Н.С. Хрущёв выступит с докладом, в котором будет развенчан культ личности И. Сталина. Никита Сергеевич осудит действия И. Сталина на посту Секретаря ЦК КПСС, что в последующем послужит толчком к повторному возвращению негативного смысла при интерпретации термина «вождь» в СССР.  Хрущёв строит свой доклад на противопоставлении Иосифа Виссарионовича Владимиру Ленину. Им рассматривается вопрос приоритетов двух лидеров. Если для Владимира Ленина высшим органом партии являлся партийный съезд, то Иосиф Сталин превозносил себя выше партийных товарищей. Согласно докладу Хрущёв зачитывал: «весьма характерно, что свои последние статьи, письма и заметки Ленин адресовал именно партийному съезду, как высшему органу партии». Для показательного примера он осуществил подсчёт проведённых съездов после 1924 года: «Если в первые годы после смерти Ленина съезды партии и пленумы ЦК проводились более или менее регулярно, то позднее, когда Сталин  начал все более злоупотреблять властью, эти принципы стали грубо нарушаться. Особенно это проявилось за последние полтора десятка лет его жизни. Разве можно считать нормальным тот факт, что между ХVIII и XIX съездами партии прошло более тринадцати лет» [4, с. 20]. Хрущёв обвиняет предшественника в пренебрежении членами ЦК и деморализации. Доклад изобилует биографическими примерами видных советских деятелей, которые пострадали в результате политики проводимой Секретарем ЦК КПСС. Имеет место быть саркастическое сравнение Сталина с «гением» [прим. автора: в кавычках]. Никита Сергеевич в докладе разбирает выпущенную в 1948 г. «Краткую биографию» - книгу, которую редактировал лично Иосиф Виссарионович. Со слов Н.С. Хрущёва «эта книга представляет собой выражение самой безудержной лести, образец обожествления человека, превращение его в непогрешимого мудреца, самого «великого вождя» и непревзойденного полководца всех времен и народов». В результате чего, партией было принято решение о необходимости провести идеологическую работу, чтобы укрепить позиции марксизма-ленинизма и не допустить усиления отдельной личности. Спустя восемь лет, после XXII съезда партии было вынесено решение о захоронении тела И. Сталина, которое ранее находилось в мавзолее рядом с телом В. Ленина, трактовка была следующей: «серьёзные нарушения Сталиным ленинских заветов, злоупотребления властью, массовые репрессии против честных советских людей и другие действия в период культа личности делают невозможным оставление его горба с его телом в Мавзолее В.И. Ленина». Надо отметить, что отрицательное отношение к культу личности характерно для всего «периода оттепели».  Однако, примечательно, что при этом, термин «вождь» имеет отрицательный контекст относительно к имени И.В. Сталина, но допустим и в положительном контексте применимо к другим историческим личностям. Из материалов заявления В.И. Спиридонова, сделанного во время выступления на ХХII съезде партии следует, что:« В ходе обсуждения итогов XX съезда КПСС на многих партийных собраниях и собраниях трудящихся Ленинграда уже тогда принимались решения о том, что пребывание тела товарища Сталина в Мавзолее Владимира Ильича Ленина рядом с телом великого вождя и учителя мирового рабочего класса, создателя нашей славной партии и первого в мире пролетарского государства несовместимо с содеянными Сталиным беззакониями» [2, с. 8]. Что позволяет сопоставить термин «вождь» во вновь измененном, на положительное, значении с личностью В. Ленина. Выходит, значение термина «вождь» в первой половине 60-х гг. прошлого века продолжало иметь вариативный характер, трансформирующийся в зависимости от политической ситуации и имени лидера, в контексте с которым употреблялся термин.

Несмотря на то, что Н.С. Хрущёв играл ведущую роль при развенчании культа личности на ХХ съезде, спустя восемь лет Пленум ЦК КПСС Никита Сергеевич будет обвинён Л. Брежневым, Д. Полянским, Д. Лысенко в возвеличивании себя, что чуть ли не приравнивало Хрущёва в глазах членов партии со Сталиным. Действия Л. Брежнева и его соратников были продиктованы желанием сместить Н. Хрущёва с поста Первого Секретаря ЦК КПСС и реальных оснований для данного обвинения не имели. 

В результате изученного материала следует, что на протяжении более чем сорока лет смысловое значение термина «вождь» менялось несколько раз. Примечательно, что данное обстоятельство напрямую связано с изменениями в политических взглядах руководства. Помимо вышеизложенного, важно учитывать, что для советского периода в целом свойственны активные смысловые трансформации, появление новых слов, а также аббревиатур, и последующее быстрое устаревание - выход из активного лексического состава русского языка.

Первоначально отрицательный смысл применимый к термину «вождь» в контексте его употребления, как описательно-уличающего наименования идейных врагов, на территории России, характерен для 17-х гг. ХХ века, что показательно отражено в 35-м томе Полного собрания сочинений В.И. Ленина. В советское время термин «вождь» воспринимался преимущественно как «руководитель общественного движения, партии» [3]. Данное сравнение применялось к И. Сталину и В. Ленину. Несмотря на нежелание отождествлять себя с вождём после смерти Владимира Ленина подобное сравнение имело место быть. Положительно-хвалебный смысл для слова «вождь» характерен для конца 30-х, 40-х и нач. 50-х гг. ХХ века. После доклада Н.С. Хрущева в 1956 г.  и наступлением периода «оттепели» смысловая оценка вождизму вновь носит отрицательный характер, аналогичные настроения сохраняются вплоть до ХХII съезда включительно, что очевидно из доклада В.И Спиридонова. Из чего следует, что в сравнительно короткий промежуток времени, по историческим меркам, значение термина «вождь» варьировалось в зависимости от политической ситуации. В современной России принято интерпретировать термин «вождь» в первом значении – «глава племени, родовой общины» [3, с. 147].

 

Список литературы:

  1. Агит-музей / [Электронный ресурс] – Режим доступа. – URL: http://www.agitclub.ru/spezhran/hrus/hrpost22.htm (дата обращения: 27.06.2020)
  2. Академия / [Электронный ресурс] – Режим доступа. –URL:https://www.academia.edu/1838574/Living_Language_An_Introduction_to_Linguistic_Anthropology_Wiley_Blackwell_2012_--_Front_matter_Table_of_Contents_Preface_Acknowledgments (дата обращения: 19.05. 2019)
  3. Головко А.В. Супермобильный справочник: История. Эксмо-Пресс: 2013 г. 144 с.
  4. Гринберг Дж. Антропологическая лингвистика. Вводный курс. Москва: Едиториал, 2004 г. 8 с.
  5. Ленин В. Марксизм и восстание. 14-сент.1917 г. 35 том. 33 с.
  6. Лопатин В.В., Лопатина Л.Е. Словарь современного русского языка. Москва: Эксмо, 2007 г. 75 с.
  7. Ожегов С.И. Толковый словарь русского языка / Скворцова Л.И. 28-е переиздание. Москва: Мир и Образование, 2008 г. 147 с.
  8. Покровский М.Н.//Из доклада «Общественные науки в СССР за 10 лет» (22 марта 1928 г.) советского историка-марксиста Михаила Николаевича Покровского (1868—1932). 2008 г. 443 с.
  9. Толковый словарь / [Электронный ресурс] – Режим доступа. –URL:https://dic.academic.ru/dic.nsf/dic_synonims/19496/%D0%B2%D0%BE%D0%B6%D0%B4%D1%8C (дата обращения: 20.06.2019)
  10. Толковый словарь / [Электронный ресурс] – Режим доступа. – URL:http://enc.biblioclub.ru/Encyclopedia/117_tolkovyj_slovar_russkogo_jazyka_pod_red._d.n._ushakova (дата обращения: 19.06.2019)
  11. Хрущев о Сталине. Нью-Йорк: Телекс, 1989 г. 12-20 с.
  12. Электронный архив собраний сочинений В. Ленина / [Электронный ресурс] – Режим доступа. – URL: https://leninism.su/works/74-tom-35.html (дата обращения: 25.05.2019)
  13. Harry H о i j e r and others, Linguistic Structures of Native America (Viking Fund Publications in Anthropology, № 6, 1946). 9—29 pp.