THE MAIN REASONS FOR THE FORMATION AND INITIAL ATTEMPTS TO DEPLOY THE CAMP COURT SYSTEM IN 1944

 

Anastasia Dimitrieva

master's degree in the history of the RSUH,

Russia, Moscow

 

АННОТАЦИЯ

В данной статье разбираются основные предпосылки создания системы лагерных судов и причины их появления. Анализируется судебная система в лагерях до создания официального ведомства лагерных судов в контексте политической борьбы в Наркомате юстиции СССР в 1944 году.

ABSTRACT

This article examines the main prerequisites for creating a system of camp courts and the reasons for their appearance. The article analyzes the judicial system in the camps before the creation of the official Department of camp courts in the context of the political struggle in the people's Commissariat of justice of the USSR in 1944.

 

Ключевые слова: лагерная юстиция, судебная система, сталинизм, лагеря, лагерные суды.

Keywords: camp justice, judicial system, Stalinism, camps, camp courts.

 

В период с 1944-1954 гг. на территории СССР действовала отдельная судебная юстиция, под юрисдикцией которой находились все преступления, совершенные на территории лагерей ГУЛАГа. В разные периоды существования лагерных судов, по всей стране функционировали от 50 до 100 судебных подразделений. Данным судам были подсудны все заключенные лагерей, члены лагерной охраны (помимо офицерских званий), а также вольные рабочие, трудоустроенные в лагерях.

Идея о создании отдельного ведомства лагерной юстиции появилась в конце 1944 года. В тот момент, несмотря на близившееся окончание войны, в стране главенствовали военные трибуналы. Даже многие гражданские органы юстиции были преобразованы в военные трибуналы. Военные трибуналы войск НКВД в большом количестве присутствовали в тылу, в том числе, и в лагерях. В отличие от военных трибуналов РККА, военные трибуналы НКВД отличались более мягкими приговорами. Помимо военных судов в лагерях так же действовали выездные сессии областных судов, которые так же разбирали дела заключенных лагерей. Получалось, что на момент 1944 года, в лагерных судах вершили правосудие несколько различных судебных учреждений: спецколлегии областных судов, военные трибуналы НКВД, и в некоторых случаях, даже народные суды. Порой было сложно определить кому точно подсуден тот или иной лагерь.

Изучая причины создания отдельного ведомства лагерных судов, стоит обратить внимание на процессы, которые происходили в тот период в наркомате юстиции. Летом 1944 года в наркомате юстиции происходили различные изменения. С поста заместителя председателя правительства ушел А.Я. Вышинский, который оказывал существенное влияние на органы юстиции. В условиях войны, когда высшие государственные лица практически не интересовались состоянием органов юстиции, свалив все на военные трибуналы, а система взаимоотношений, которую выстраивал и строго контролировал А.Я. Вышинский, развалилась, увеличилось влияние второстепенных органов власти. Выдвигались разные руководители управлений, стремившиеся поставить на высшие посты своих сторонников, по решению ЦК многие работники юстиции назначались и освобождались от должностей. В Наркомате юстиции СССР царила неопределенность, отсутствовала единая стратегия работы управлений.

В это время, в наркомате юстиции, началась усиленная политическая борьба. Нарком Н.М. Рычков не имел достаточной поддержки в ЦК партии, многие члены которого относились к Н.М. Рычкову с презрением из-за отсутствия у него высшего образования. Во время войны он сумел нажить себе достаточно политических врагов, тем, что пытался добиться независимости  подведомственного ему наркомата юстиции. Выбил отмены проверок наркомата юстиции Наркоматом госконтроля СССР, что в свою очередь разозлило наркома Л.З. Мехлиса. В последствии Л.З. Мехлис, будучи председателем комиссии при Совете министров СССР, добивался сокращения штатов для органов юстиции.

Также ухудшились отношения Рычкова с В.С. Абакумовым и С.Н. Кругловым. В ходе обсуждений обновления уголовного кодекса он добивался снижения полномочий НКВД СССР. В последующем была развязана настоящая травля Рычкова, которая в конечном счете привела к его отставке в 1948 году [6, с. 438-440].

Стоит отметить то, как менялось отношение Н.М. Рычкова к официальному ведомству лагерных судов. Рычков являлся одним из инициаторов создания официальной лагерной юстиции, вместе с наркомом внутренних дел Л.П. Берией и Прокурором СССР К.П. Горшениным. Весной 1946 года, в самый разгар травли Рычкова, глава Управления кадров ЦК А.С. Бакакин направил в ЦК записку, с предложением ликвидировать военные трибуналы МВД, лагерные суды, сократить подсудность специальных судов и восстановить полевые суды. По словам А. С. Бакакина, Рычков «запутался» в системе специальных судов. Рычков выступил категорически против, указав, что после войны и так было расформировано много военных трибуналов и встал на защиту специальной юстиции, указав, что она играет огромную роль в судебной системе [6, с. 440]. Скорее всего, Н.М. Рычков до последнего надеялся, что система специальных судов поможет восстановить независимость судебной системы. В последствии, Н.М. Рычков будет крайне недоволен существованием лагерных судов, называя их не иначе как «карманными» судами МВД.

Официальная лагерная юстиция была создана на основании 102-ой статьи Конституции СССР 1936 года, согласно которой, специальные суды могут по необходимости создаваться по постановлению Верховного Совета СССР. Инициаторы создания лагерной системы Л.П. Берия, Н.М. Рычков, К.П. Горшенин обратились в конце 1944 года к И.В. Сталину с просьбой утвердить проект создания официального ведомства лагерных судов, что и было сделано. 30 декабря 1944 года вышел Указ Президиума Верховного Совета СССР «Об организации специальных лагерных судов» [4]. Сразу после этого при Верховном суде СССР создалась особая Судебная комиссия по делам лагерных судов, которая должна была разбирать кассационные жалобы. Для руководства и контролем над деятельностью лагерных судов было создано Управление лагерными судами при Наркомате юстиции СССР.

Официальными причинами создания лагерной системы были следующие факторы: суды существующие вне лагерной системы, оторваны от политической и хозяйственно-производственной жизни лагеря; отсутствовала единая судебная практика [5, с. 373]; «если постоянные сессии рассматривали дела на территории управления лагеря, то народные суды, как правило, рассматривали дела в своих камерах. Народные суды при рассмотрении дел не учитывали специфику лагерей и колоний, и, таким образом, присутствующие в зале суда посторонние лица посвящались в деятельность мест заключения»; «оперативные работники судов зачастую не были знакомы с системой лагерей и колоний и режимом содержания заключенных, что влияло на правильность разрешения уголовного дела» [2].

Данные факты действительно имели место быть, но, возможно, они являлись не единственными причинами создания отдельного лагерного ведомства. Лагерная юстиция появилась еще в 30-е годы и не прекращала функционировать. Численность заключенных ГУЛАГа с каждым годом только росла и требовала собственную дополнительную судебную систему. Лагерная юстиция существовала в качестве различных «подвидах» уже существующих судов, и часто изменялась. Были народные сессии в лагерных судах или областные спецколлегии лагерных судов, во время войны, роль лагерных судов взяли на себя военные трибуналы. Было бы некорректно говорить, что именно в 1944 году появилась резкая потребность в лагерных судах.

По мнению Г.М. Ивановой [6, с.373], к концу войны лагерная система оформилась в гигантский промышленный комплекс, и превратился в структуру, напоминающую «государство в государстве». И как известно, каждое государство нуждается в собственной судебной системе. С этим мнением сложно не согласиться, но необходимо разъяснить, что Г.М. Иванова не рассматривала предшествующие суды, разбиравшие дела заключенных лагерей, как полноценную лагерную юстицию.

Создания официального управления под ведомством Наркомата юстиции СССР, отделение лагерной юстиции от общей и переведение ее в разряд «специальной»- эти факторы являются определяющими лагерную юстицию после 1945 года.

При первых попытках создания лагерных судов, управление столкнулось с проблемой, что многие области СССР потенциально не нуждаются в лагерных судах, так как количество дел очень мало. С этими делами справляются иные суды, и нет необходимости в создании отдельного судебного органа. Из телеграммы наркома Таджикской ССР Раджабекова, становится ясно, что за 1944 год было возбуждено только 94 дела в отношении заключенных. По статьям 195, 106, 133, 61, 65 УК. С этим небольшим количеством дел справляются имеющиеся суды. «Создание одного лагерного суда для обслуживания всех ИТЛ невозможно в связи с большой затруднительностью передвижений по географическим условиям Таджикской ССР и огромной затяжкой в этом случае рассмотрения дел.» [1].

Малое количество дел в лагерях прослеживается во многих областях. В докладной записке начальнику Управления лагерных судов НКЮ ревизор Бибиков сообщает информацию о судопроизводстве военных трибуналов на территории Якутской АССР в 1945 году. При 10 военных трибуналов, каждый, рассматривает в среднем 35-45 дел за месяц, при этом имея штат в 2-4 человека [3]. Ревизор приходит к выводу, что существующая система судов в Якутской АССР себя оправдывает. После 1945 года в лагерных судах резко начинает увеличиваться количество поступающих дел.

Система лагерных судов была создана задолго до официального указа 30 декабря 1944 года. Система ИТЛ задолго до войны нуждалась в дополнительном лагерном органе. Лагерные суды не являлись отдельной юстицией, а действовали как часть других судебных органов, и справлялись со своей задачей. После войны начинается усиление органов специальной юстиции, и лагерные суды становятся ее частью, выделяясь в отдельное Управление по делам лагерных судов под руководством Наркомата юстиции СССР.

Таким образом, можно сказать, что появление причины создания лагерных судов под началом отдельного ведомства кроются в их предыстории. Начав свое существование в 1934 году, лагерная юстиция начала свое развитие и видоизменение. В разные годы, в зависимости от обстоятельств, правосудие в лагерных судах вершили различные ответвления других судов. До 1941 года это были отделения и спецколегии областных судов, во время войны, случилась массовая милитаризация судебной системы, и в лагерях появились отделения военных трибуналов. Работа подобных судебных инстанций не отличалась качеством, существовала постоянная неразбериха в подсудности и отсутствие образованных кадров. В 1940-е годы система ГУЛАГа достигает пика своего развития и масштаба, и более остро нуждается в собственной лагерной юстиции, учитывающей специфику дел мест заключения.

 

Список литературы:

  1. ГАРФ. Ф. 9492. Оп. 5. Д. 2. Л. 89;
  2. ГАРФ. Ф. 9492. Оп. 5. Д. 25. Л. 133;
  3. ГАРФ. Ф. 9492. Оп. 5. Д. 3. Л. 41.
  4. ГАРФ. Ф. 9492. Оп.5. Д. 1. Л. 341;
  5. Иванова Г.М. История ГУЛАГа. 1918-1958: социально-экономический и политико-правовой аспекты. СПб: Наука, 2006.
  6. Кодинцев А. Я. Государственная политика в СССР в 30-50-е годы XX века в сфере юстиции. Курган: Изд-во Курганского университета, 2008.