THE PROBLEM OF CREATION IN THE RISK SOCIETY

 

Alisa Kostyuk

lecturer, Voronezh State University,

Russia, Voronezh

Nikolaj Garshin

post-graduate student, Voronezh State University,

Russia, Voronezh

 

АННОТАЦИЯ

Целью данной статьи является переосмысление категорий риска и творчества в условиях современного общества. Риск и неопределенность занимают все более значимое положение в обществе. Творческая деятельность также трансформируется, возникает понятие «креативность», обозначающее современную форму творчества. Прояснение онтологической сущности феномена риска будет способствовать решению практических вопросов, связанных с управлением риском, что, в свою очередь, позволит прояснить современное состояние проблемы творчества и творческой деятельности.    

ABSTRACT

The purpose of this article is to rethink the categories of risk and creation in modern society. Risk and uncertainty occupy an increasingly significant position in society. Creative activity is also being transformed, the concept of «creativity» arises, which is denoting the modern form of creation. Clarification of the ontological essence of the risk will contribute to solving practical issues, which are related to control the risk, which, in turn, will clarify the current state of the problem of creation and creative activity.

 

Ключевые слова: творчество, риск, общество риска, креативность, креативный класс.

Keywords: creation, risk, risk society, creativity, creative class.

 

Современное общество подвержено непрерывным изменениям, которые затрагивают все сферы социального бытия. Распространение риска во всех сферах жизни человека и их постоянное умножение – вот ключевое отличие современности и нового общественного устройства от прежних вариантов миропорядка. Риск всё больше включается не только в сферу деятельности представителей различных профессий (экономистов, политологов или же специалистов по работе с чрезвычайными ситуациями), но и в структуру деятельности в целом. Причем ситуация такова, что неопределенность мира для человека сегодня высока как никогда, а неопределенность и составляет сущность риска.

Обилие терминов, да и просто информации вокруг, необходимость постоянной коммуникации с другими людьми не только лично, но и опосредованно, при помощи компьютерных технологий, а то и вовсе заочно, приводит к тому, что человек оказывается в ситуации всё большей зависимости от вещей. В связи с этим повышается вероятность технических сбоев, утраты информации и ценных данных, что также оказывает влияние на жизнь человека, заставляя его опасаться риска, то есть, нагружая сознание и психику человека даже до наступления самой рискованной ситуации.

Таким образом, риск возникновения риска отсылает нас к проблеме его (риска) трансцендентальности: риск, ещё не существуя, не объективируясь в социальном бытии человека, уже оказывает влияние на его жизнь. Это является сложной методологической проблемой: если сам риск, который уже проявил себя, общество в той или иной степени научилось преодолевать, то такой феномен, как «риск риска», ещё в должной мере не изучен и даже полностью не определён.

Риск, по-видимому, входит в число тех категорий, понимание которых следует переосмыслить и расширить. Неопределённость в современности занимает всё более значимое положение, фактически становясь её основной чертой. Н. Луман, исследуя категорию риска и историю ее развития, приходит к выводу, что мы не имеем комплексного и полноценного определения данной категории, совершенно неясны категориальные границы и смысл термина «риск». Как в своем исследовании указывает Луман, одни учёные склонны сводить риск к опасности, другие – к неопределенности, третьи пытаются выявить его статистические особенности и на этом основании представить собственную дефиницию риска.

Диктуемые современностью изменения в понимании природы риска Луман описывает как переход от субъективного ожидания полезности к тому, что он называет порогом катастрофы. За таким качественным скачком, отделяющим просто риск от катастрофы, скрыто немало субъективного и психологического. Таким образом, на объективные данные и опасности накладываются субъективные мнения и оценки, основанные на ценностях, принятых в рамках конкретной культуры – риск оказывается на стыке объективного и субъективного. И при определении риска в философском, то есть наиболее общем смысле необходимо учитывать указанные обстоятельства. При этом только такое общее определение и способно дать качественный толчок, совершить некий сдвиг в изучении риска и в частных социальных науках.

Говоря о риске, мы должны подразумевать сложное, комплексное явление, требующее соединения многих решений в единую систему. По этому поводу Е. Т. Матюх пишет: «Создаются своеобразные потоки разветвлённых решений, или «дерево решений», аккумулирующие риски. Исследователь рассматривает восприятие риска как социальную проблему, согласно которой деятельность личности осуществляется в соответствии с требованиями, предъявляемыми к ней как социальным окружением, так и обществом в целом» [2, С. 34]. Работа с такими потоками решений, безусловно, требует философского осмысления и систематизации, некоего упорядочения философией решений, предлагаемых в различных социальных дискурсах. Взаимодействуя с социально-гуманитарным познанием через философию экономики, политики, права, философия тем самым сохраняет их системность и помогает найти ответы на самые глубинные и общие вопросы.

Творческая деятельность также трансформируется под влиянием общественных изменений. В творчестве человек ищет новые способы взаимодействия с миром, которые позволили бы ему транслировать свои идеи, реализовываться в творческом процессе. В современном мире на первый план вновь выходит продукт творческой деятельности, который становится объективный показателем успешности его создателя. Так, в современных концепциях понятие творчества заменяет понятие креативности, акцентируется внимание именно на прагматической стороне творческого процесса.

В связи с этим, проблематизируется само понятие «нового», лежащее в основе дефиниций творчества. Поскольку творческая деятельность предполагает создание нового, продукт этой деятельности становится своеобразным идентификатором этой новизны. Однако критерии оценивания творческого продукта сегодня особенно неясны, новизна зачастую подменяется креативной компиляцией, что усложняет и без того неоднозначный процесс его восприятия: «Для нас творчество — это акт синтеза, а чтобы синтезировать и творить, нам необходимы стимулы — фрагменты старого, которые мы соединяем в новые, необычные комбинации; существующие модели, которые можно деконструировать и превзойти. <…> Чем больше людей зарабатывает на жизнь творчеством, тем выше ценится эта область опыта, перерастая в насущную необходимость» [4, С. 213].

Р. Флорида пишет о возникновении креативного класса, который во многом определяет современные тенденции общественного развития и способен сыграть значимую роль в преобразовании социальной реальности. Современную эпоху Флорида называет креативной, поскольку наблюдается некая общая приверженность креативным тенденциям, что в целом усиливает творческую направленность современного общества.

Как отмечает Ф. Уэбстер, аудитория, которая воспринимает и оценивает некий продукт, теперь также креативна, она «обладает самосознанием и рефлексией и все новые знаки встречает скептически и насмешливо, а потому легко извращает, переинтерпретирует и преломляет их первоначальный смысл. Поскольку знание, полученное через непосредственный опыт, утрачивает свои позиции, становится очевидным, что знаки больше не представляют прямо что-либо или кого-либо. Понятие о том, что знак представляет какую-либо реальность, помимо собственной, теряет достоверность» [3, С. 17].

В отношении современной формы творчества возникает риск некоего «предвосхищения основания», проявляющегося в изначальной нацеленности на результат, акцент на конечном продукте, а именно, на той форме, которую он примет, контексте, обстоятельствах, предполагаемой аудитории. В данном случае, момент новизны принимает новую окраску, мы думаем даже не о том, что создаём, а о том, для кого мы это создаём. Как следствие, продукт начинает зависеть от потребителя, и его создатель делает все возможное, чтобы избежать риска быть непонятым и непринятым потенциальной аудиторией. Такая ориентация на успех и страх неудачи обесценивают сам процесс творчества, превращая его в механизм воспроизводства успешных концептов.

Н. Луман приходит к следующему выводу о сущности риска и методах работы с ним: не существует поведения, свободного от риска, как и не существует абсолютной надежности. Таким образом, всякое действие сопряжено с риском, равно как и отказ от всякого действия. Риск всегда появляется там, где необходимо принятие решения, а принятие решений – основа практически любой деятельности. Как только будет прояснена онтологическая сущность феномена риска, мы сможем решать практические вопросы, связанные с управлением риском, что, в свое очередь, прояснит характер творческой деятельности и возможные варианты решения проблемы творчества в современном обществе.

Наиболее ценным в данном контексте является указание на взаимосвязь риска и общества потребления. В самом деле, возрастающее стремление потреблять без учёта последствий такого потребления уже само по себе является весьма рискованным. Необходимость вызывать у людей потребности породила целый пласт новых профессий: маркетологи, специалисты по пиару и рекламе – все они стали необходимы именно в обществе риска и заняты лишь тем, что навязывают свой продукт целевой аудитории. Поскольку такие работники сами не производят никаких благ, в экономическом смысле их услуги ложатся бременем на плечи потребителей, что усиливает вероятность возникновения кризисов в экономике. А как мы знаем, в обществе риска кризис в одной сфере способен очень быстро охватить и другие сферы общественного бытия. Следовательно, общество потребления не только ускорило приход рисков в нашу жизнь, но и привело к удорожанию товаров, трансформации политической и социальной жизни в целом. Творческая деятельность сегодня также подвержена указанной тенденции: творческий продукт становится все более ангажированным, отвечающим определенному запросу, формируемому аудиторией потенциальных потребителей.

 

Список литературы:

  1. Луман Н. Понятие риска / Н. Луман [Электронный ресурс]. – URL: https://igiti.hse.ru/data/423/313/1234/5_2_2Luhm.pdf (дата обращения 01.02.20)
  2. Матюх Е. Т. Теории «общества риска» в современной гуманитарной науке / Е. Т. Матюх [Электронный ресурс] // Теория и практика общественного развития. – 2012. – № 7. – URL: https://cyberleninka.ru/artic¬le/n/teo¬rii-obschestva-riska-v-sovremennoy-gumanitarnoy-nauke (дата обращения 01.02.20).
  3. Уэбстер Ф. Теории информационного общества / Ф. Уэбстер. – М. : Аспект Пресс, 2004. – 400 с.
  4. Флорида Р. Креативный класс: люди, которые меняют будущее / Р. Флорида. – М. : «Классика-XXI», 2007. – 421 с.